Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос?

Я недавно перечитал почти все его стихотворения — песни и хочу некоторые оставить на память в своем ЖЖ. Он седой и горбатый. Он Вас дико ревнует, не любит и бьет… Но, когда он играет концерт Сарасате, Ваше сердце, как птица,- летит и поет. Он альфонс по призванью. И в усталом лице, и в манере держаться Появилась у Вас и небрежность, и лень. Разве можно так горько, так зло насмехаться? Разве можно топтать каблуками сирень?.. И когда Вы, страдая от ласк хамоватых, Тихо плачете где-то в углу, не дыша, - Он играет для Вас свой концерт Сарасате, От которого кровью зальется душа! Безобразный, ненужный, больной и брюхатый,- Ненавидя его, презирая себя, Вы прощаете все за концерт Сарасате, Исступленно, безумно и больно любя!.. И Венеции юные скрипки Распоют Вашу грусть, растанцуют тоску и печаль, И тогда станут легче грехи и светлей голубые ошибки.

Любимые стихи, любимые поэты....

Дом винтажной музыки совместно с Ресторанным домом"Булошная" представляют программу"Вертинский. Я безумно боюсь золотистого плена Автор и исполнитель - Михаил Присмотров. Билеты - руб. с ужастиком 28 октября, В этом году здесь решили пойти дальше грандиозных украше

Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос. Как хотел бы я знать — и скорей, непременно — Что с Иваном у Вас не всерьёз.

Я влюблен в Ваши гордые, польские руки, В эту кровь голубых королей, В эту бледность лица, до восторга, до муки Обожженного песней моей. Разве можно забыть эти детские плечи, Этот горький, заплаканный рот… И акцент Вашей польской изысканной речи, И ресниц утомленных полет? А весна в повороте лица?.. О, как трудно любить в этом мире приличий, О, как больно любить без конца!

И бледнеть, и терпеть, и не сметь увлекаться, И, зажав свое сердце в руке, Осторожно уйти, навсегда отказаться - И еще улыбаться в тоске. Не могу, не хочу, наконец — не желаю! И, приветствуя радостный плен, Я со сцены Вам сердце, как мячик, бросаю. Ну, ловите, принцесса Ирен!

Я влюблён в эти гордые польские руки, В эту кровь голубых королей, В эту бледность лица, до восторга, до муки Обожжённого песней моей! Разве можно забыть эти детские плечи, Этот горький заплаканный рот, И акцент Вашей странно-изысканной речи, И ресниц утомлённых полет?.. А весна в повороте лица? О, как трудно любить в этом мире приличий, О, как больно любить без конца! И бледнеть, и терпеть, и не сметь увлекаться, И, зажав свое сердце в руке, Осторожно уйти, навсегда отказаться И ещё улыбаться в тоске.

Ну вот, первая фраза написана, и я перехожу ближе к телу. как у Вертинского: «Я безумно боюсь золотистого плена, твоих медно-змеиных волос.

Это неважно, что Вы — собака. Важно то, что Вы человек. Вы не любите сцены, не носите фрака, Мы как будто различны, а друзья навек. Вы женщин не любите — а я обожаю. Вы любите запахи — а я нет. Я ненужные песни упрямо слагаю, А Вы уверены, что я настоящий поэт. И когда я домой прихожу на рассвете, Иногда пьяный, или грустный, иль злой. Вы меня встречаете нежно-приветливо, А хвост Ваш как сердце — дает перебой.

Только в эту мечту мы утратили веру, Нужны деньги и деньги, кроме побед, И я не могу Вам сделать карьеру.

Плейкаст «Я безумно боюсь золотистого плена»

Участники Клуба создали тем и сообщений на форумах . Всего в Клубе зарегистрировано человек.

Я безумно боюсь золотистого плена. Ваших медно-змеиных волос, Я влюблён в Ваше тонкое имя"Ирена" И в следы Ваших слёз.

Но не таким, как мы! Не нам, Бродягам и артистам! Мы будем друзьями, Нам обоим пора от любви отдохнуть, Потому что, увы, никакими словами, Никакими слезами её не вернуть. Будем плавать, смеяться, ловить мандаринов, В белой узенькой лодке уйдём за маяк. На закате, когда будет вечер малинов, Будем книги читать о далёких краях. Мы в горячих камнях черепаху поймаем, Я Вам маленьких крабов в руках принесу.

А любовь - похороним, любовь закопаем В прошлогодние листья в зелёном лесу. И когда тонкий месяц начнёт серебриться И лиловое море уйдёт за косу, Вам покажется белой серебряной птицей Адмиральская яхта на жёлтом мысу. Будем слушать, как плачут фаготы и трубы В танцевальном оркестре в большом казино

Борис Гребенщиков - Пани Ирэна - слушать в хорошем качестве

Я у многих в объятиях таял, Но таких, как она, больше нет. В нашей жизни, где всё на продажу, Цены мне по карману вполне. Сразу я не врублюсь в это даже - Что же ей не хватает во мне? Карман загружен, Прикид утюжен, И голова идей полна.

Но стих Ирине не складывался и Суровцев шутливо отделывался чужими строками: Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос, .

В старости все хорошие, даже если это и не так. В детстве, кстати, то же. Авторша, тебе самой-то сколько лет. Мужа и детей ей нафиг не надо - а вот яркие романы случаются, да такие, что молодняк позавидует. Она не думает, что будет - живет прямо сейчас. А как умру будут жалеть:

403 .

Вроде не картина и не фото. Я слышал этот голос, я вижу этот свет, и вы меня простите, но не вижу я гармонии между вашим произведением и Вертинским. Красивая девушка в красивом"старинном" интерьере - это еще не Вертинский. Извините за то, что выразил свое мнение, но это всего лишь мое мнение. А если уж совсем начистоту, то мой интерес к Вашим работам вызван тем, что это именно тот стиль в котором я собираюсь в ближайшее время пробовать свои силы. Я ведь не уверяю никого в том, что"только немного уровнями правилось

C A7 Dm Я безумно боюсь золотистого плена F G C G Ваших медно- змеиных волос C A7 Dm Я влюблён в Ваше тонкое имя"Ирэна".

. Хм, хотя может дело в том, что я воспринимаю эту заразу как парня, иногда. Нет, серьезно, бывает, возникает такое ощущение, что я говорю с мужиком, который, если я сделаю что-то не так, с размаху стукнет кулаком по столу ну или по моей глупой голове , и скажет мне пару ласковых слов. Но, да ладно, что-то я отошла немного от темы. Дружба может быть настоящей, искренней.

В жизни можно встретить такого человека, который будет с тобой, не смотря ни на что. Но не всем так везет, или они по глупости просто в течении жизни теряют этого человека. В какой-то момент я, кажется, нашла такого человека, и, ох черт, как же мне было паршиво, когда я потеряла его, попросту послав, на эмоциях, куда подальше. Это был не тот человек.

Как я поняла это?

Лучший друг - форум о собаках: мой рукодельный чердачок - Лучший друг - форум о собаках

Я безумно боюсь золотистого плена Суббота, 28 Июня г. Я влюблен в Ваши гордые польские руки, В эту кровь голубых королей, В эту бледность лица, до восторга, до муки Обожженного песней моей. Разве можно забыть эти детские плечи, Этот горький, заплаканный рот, И акцент Вашей польской изысканной речи, И ресниц утомленных полет? А весна в повороте лица?.. О, как трудно любить в этом мире приличий, О, как больно любить без конца!

Я безумно боюсь золотистого плена. Am C D G D Ваших медно-змеиных волос. G E Am Я влюблен в Ваше тонкое имя"Ирэна" C C/E D.

Эппеля Томлинсон И стало так! Схватил его за волосы Дух и черт-те куда повлек, - И Млечный Путь гудел по пути, как вздутый дождем поток. И Млечный Путь отгудел вдали - умолкла звездная марь, И вот у врат очутились они, где сторожем Петр-ключарь. Ведь ты же, брат, у Небесных Врат, а это - не Беркли-сквер; Хоть будет поднят с постели твой друг, хоть скажет он за тебя, - У нас - не двое за одного, а каждый сам за себя".

И ветер, дующий меж миров, взвизгнул, как нож на ребре, И стал отчет давать Томлинсон в содеянном им добре: Безгрешные души толклись позади, как голуби у летка, А Петр-ключарь ключами бренчал, и злость брала старика. К чему небесам внимать словесам - меж звезд и так теснота! За добродетели духовника, ближнего или родни Не обретет Господних щедрот пленник земной суетни. Отыди, отыди ко Князю Лжи, твой жребий не завершен!

И длят они путь свой или не длят - на них проклятье пустынь; Их не одна не помянет душа - гори они или стынь. А ветер, дующий меж миров, так выстудил душу его, Что адских пламён искал Томлинсон, как очага своего. Но у решетки Адовых Врат, где гиблых душ не сочтешь, Дьявол пресек Томлинсону прыть, мол, не ломись - не пройдешь!

Запутавшийся и Безнадежный

Если ты все-таки читаешь эти строчки, значит, все, произошло оно, неизбежное. То, чего я безумно боюсь, то, что навсегда разлучит нас с тобой. Но все равно, постарайся не сильно переживать из-за моей смерти. Пожалуйста… Врачи с самого начала были бессильны, не они писали скрижали моей судьбы. Ее вообще писали не в этом мире. Но что бы ты ни думал, мы снова встретимся.

G E Am Я безумно боюсь золотистого плена. Am C D G D. Ваших медно- змеиных волос. G E Am Я влюблен в Ваше тонкое имя"Ирэна" C C+g D G.

Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос Я влюблен в Ваше тонкое имя"Ирэна" И в следы Ваших слез, Ваших слез Я влюблен в Ваши гордые польские руки В эту кровь голубых королей В эту бледность лица, до восторга, до муки Обожженного песней моей Разве можно забыть эти детские плечи Этот горький заплаканный рот И акцент Вашей странной изысканной речи И ресниц утомленных полет? А весну в повороте лица?

О как трудно любить в этом мире приличий О как больно любить без конца И бледнеть, и терпеть, и не сметь увлекаться И зажав свое сердце в руке Осторожно уйти, навсегда отказаться И еще улыбаясь в тоске Не могу, не хочу, наконец - не желаю! И приветствуя радостный плен Я со сцены Вам сердце как мячик бросаю Ну, ловите, принцесса Ирэн!

Борис Гребенщиков - Пани Ирена